Frau's Блог

  • запись
    1
  • комментария
    24
  • просмотра
    952

Без названия

Frau

1 032 просмотра

Осень. Нашло что то и появилось желание изложить в виде произведения. Художественное и близкое к хобби. Пока не законченное. Говорят мысль материальна. Может родится место для будущего удачного поиска. Хочу поделиться с Вами. Мне интересно Ваше мнение что получается хорошо, а что плохо. На сколько интересно и читабельно. Любой клад начинается с его истории.

......

Он долго ворочался с боку на бок, тяжело и часто вздыхал. Ему не спалось. Талай дождался когда все уснут и тихо вышел во двор. Какое то странное беспокойство терзало его. Там, среди поленьев, был спрятан горнец. Еще недавно , докладывая кровно заработанные, он чувствовал себя уверенно и бодро. Он гордился собой, потому что смог накопить достаточно чтобы обеспечить будущее своим детям. А главное в тайне от всех. Никто не знал о его схроне. Ни об этом и не о тех двух, что спрятаны надежно от чужого глаза. Но вчерашние события внесли сумятицу в привычный образ жизни.

-Мать! Где Аленка?

-Да в огороде была, грядки полет.

-Зови.

Матрена вышла на крыльцо, прикрывая ладонью глаза от солнца, поискала дочь глазами среди зелени укропа и крикнула - Аленка! Поди сюда, отец зовет. Аленка, со свойственной прытью для молодой девушки перепрыгнула через грядку и в при прыжку вбежала в избу.

-Чего тять?

Глава семейства, сидя у печи на лавке кряхтя натягивал сапоги, ответил не глядя:

-Собирайсь, пойдешь в Савушкино в лавку татарина, возьмешь соли и масла. Да пусть запишет на меня.

-Не пойду. Капризно ответила Аленка. Он опять начнет смотреть не так. Не нравится он мне. И калякает все время не по нашему: ератам да ератам.

-Цыц! Отцу перечить? Нравится — не нравится. Заворчал отец натянув наконец второй сапог. Встал, притопнул каждый сапог об пол чтобы было вровень по ногам. Убедившись что сапоги одеты в пору и удобно ответил тоном не требующим возражения:

-Пойдешь. Ишь выдумала. На то он и татарин чтоб калякать не по нашему. Может он ворожит так, чтобы ты больше товару у него взяла. Видит что молодая да не опытная. А ты не поддавайсь и в глаза ему не смотри. Возьмешь соль и масло и сразу домой.

-Сенька! Окрикнул отец младшего сына возившегося с конской упряжью.

-С сестрой пойдешь. Гляди там за ней. Как увидишь что сестра глаза пучит на татарина так ты ткни ее пальцем в бок. Сразу ворожба и рассеется. Сенька любил свою старшую сестру, но как и все подростки иногда не упускал возможности по озорничать. Новость о том что сестру можно будет ткнуть пальцем в бок и за это ничего не будет понравилась и он с радостью согласился.

-А я поеду в Сергиевское, к Прохору. Что то слухи поползли у крестьян про каких то разбойников. Все шепчутся по углам да ропщут. Не разбежались бы кто куда. Что толку что крепостные, как попадет вожжами под хвост и только их и видели. Лови их потом. Кто работать то будет? Да и расходы опять же. Все таки Сергиевское село не маленькое и народу проезжего бывает много. Прохор мужик дельный и зря говорить не станет. Надо бы узнать все, да успокоить людей. В этот момент в избу вошел старший сын Алексей. -Готово тять. Запряг я лошадь.

-Добро. Талай посмотрел внимательно на старшего сына и подумал, а ведь скоро он будет готов принять обещание. Обещание быть хранителем, которое передается в их роду от отца к сыну вот уже несколько поколений. Вырос сын, возмужал. За что не возьмется все спорится у него. Но это потом. Сейчас ехать надо.

Аленка насупилась, недовольная отцовским принуждением, взяла корзину и вышла из дома. Следом шел младший брат Сенька. Молча, и не глядя друг на друга они вышли на проселочную дорогу в сторону Савушкино. Каждый думал о своем. Аленка о том что ей снова придется пережить неприятные минуты в лавке татарина и слушать ласковую тарабарщину, от чего ей становилось не по себе. Сенька расплывался в улыбке и мысленно представлял как тычет пальцев в бок сестру, а она стерпит и не пожалуется мамке. Какая удача!

Талай сел на телегу, взял в руки вожжи и легонько встряхнул, дав команду лошади идти. Среднего роста и крепкого телосложения мужчина средних лет. Он не боялся разбойников, даже если бы они на самом деле появились бы в их селе, так как с детства отличался большой смелостью, силой и выносливостью. В юности, Талай всегда побеждал на кулаках когда устраивались бои среди взрослых парней округи. А однажды, по весне, ему даже пришлось столкнуться в лесу с медведем. Что тогда нашло на косолапого он уже не помнил, но медведь кинулся и пришлось защищаться. А как защищаться? Только убить медведя и выжить самому. Он не любил вспоминать этот момент жизни. Хоть и пришлось убить медведя, а жалко его было. Все же живая душа, тварь Божья. Во всяком случае Талай точно знал как остановить лихих людей. И это главное. Но вот люди, а бабы и дети? Бабы в слезы, дети в сопли. А мужики, смогли бы мужики с вилами да с косами встать на защиту своих домов и семей как и он сам? Снова тяжело вздохнул. Надо сначала все разведать у Прохора, а уж потом думать как действовать.

-Нно! Милая! Добавь прыти, не старая же еще, подстегнул он еще раз вожжами свою кобылу.

Главный схрон спрятан надежно. Снова углубился в свои мысли Талай. Место на болоте знал только он. Этот схрон достался от отца, а ему от его отца вместе с наказом беречь копейку и умножать добро. Талай принял обещание быть хранителем родовых сокровищ когда у него самого родился первый сын. Отец выбрал хранителем именно его, Талая, хоть он и не был старшим сыном. Он был в деда, таким же хозяйственным и башковитым. Видимо по этому. Сокровища достались деду от его отца и деда. Это был небольшой дубовый сундук надежно окованный железом и наполненный странными заморскими монетами и разноцветными каменьями похожими на стекляшки. Раз в год надо было навещать заветное место и проверять все ли цело. Не заржавело ли железо, крепок ли замок, не по портились ли доски сундука. Талай не очень понимал ценность стекляшек, да и монеты нельзя было использовать в торговле. Не наши они, не христианские. Главное что это было золото, а оно имело свою цену. Второй схрон, накопленный уже им, Талай спрятал в лесу. Туда можно было добраться только по звериной тропе. Не каждый православный соберется с духом зайти в лес так далеко. Много зверья дикого. Да и заблудится тоже легко, если дороги не знаешь. Поэтому он был уверен что накопленное серебро надежно укрыто от посторонних и достанется только его детям и внукам. Он ходил туда докладывать всего два раза в год весной и осенью. Чтобы не оставлять следов и не делать тропы.

Всю дорогу до села Сергиевского Талай размышлял сколько всего он успел сделать за свою жизнь. Каким трудом все досталось и как теперь все только наладилось. Дети выросли, старший сын готов, приданое Аленушке есть и жениха ей приглядел. А сколько еще нужно бы сделать для благополучия семьи. А тут разбойники. На тебе, приехали.

Аленка и Сенька наконец то пришли в Савушкино. Странно, но на оживленной обычно улице почти никого из жителей не было видно. За исключением двух старух греющихся на лавке да собаки рыскающей в поисках объедок на дороге. И вот они подошли к лавке татарина. Дверь и ставни закрыты. Брат с сестрой переглянулись в недоумении и одновременно постучали в дверь. Где то в глубине помещения послышался легкий шелест и снова возникла тишина. Аленка снова постучала, но уже настойчивей и громче. Она всю дорогу готовилась к неприятным переживаниям, а тут перед ней дверь закрыта. Да как это так? Она не могла никак запомнить как зовут хозяина лавки, поэтому окрикнула что это она пришла, Аленка, за маслом и солью. Тятя послал. Послышались легкие шаги и дверь немного приоткрылась. В дверную щель выглянуло бледное осунувшееся лицо. И если бы не знакомая басурманская шапочка на голове с вышивкой Аленка бы ни за что не признала бы в этом лице хозяина лавки.

-Это я, Аленка. А это мой брат Сенька. Тятя послал за солью и маслом. А чего вы тут хоронитесь? Ставни закрыты средь бела дня. Изумилась Аленка.

Придерживая дверь за крючок, хозяин приоткрыл ее шире и позвал почти шепотом:

-киль манда, киль манда. Захади бистра. Дети забежали в сени, а хозяин лавки быстро оглядев территорию так же быстро захлопнул дверь и одел на крючок. Все вместе они прошли внутрь лавки. В этот раз он видимо не был расположен к заигрываниям и говорил тихо и по делу.

-вот маасла, вот сооль. Бери. Деньги отец дал?

-нет. Тятя велел записать на него. Потом сам заедет и отдаст.

-а где сам сичас?

-в Сергиевское поехал к Прохору. Там что то случилось. Не знаю.

Аленка завернула кусок соли в тряпицу и положила в корзину. Следом осторожно поставила бутыль с душистым и ароматным подсолнечным маслом.

-ну все. Мы пойдем. Сказала Аленка.

-идите дети. Идите. Астарожна, быстра идите, тихо. Па дароге ни разгаваривайте. Сказал хозяин лавки провожая теперь уже редких покупателей за дверь.

-а почему нельзя разговаривать по дороге? Оглянулась Аленка к хозяину лавки, но дверь уже была закрыта. И снова возникла тишина в доме. Аленка вздохнула облегченно, настроение поднялось так как встреча с татарином прошла как нельзя лучше. Сенька же расстроился. Они вместе направились в сторону родного дома.

Талай подошел к поленнице, достал из ниши горнец и крепко задумался вспоминая разговор с Прохором. Слухи людей подтвердились и в округе действительно завелись лиходеи из беглых крепостных с соседней провинции. Поговаривают что их атаман дюже жесток. С улюлюканием нападают на всех путников без разбору на разных дорогах. Появляются неожиданно. Хуже приходится торговому люду. Не только обирают под чистую, но могут и убить если супротив что скажешь. Атаман этот лютый, словно зверь какой, да и зовет себя не иначе как — Дикий. Так вот Прохор сказывал, что Атаман Дикий, вместе со своей шайкой разбойников, видать для острастки других, напал на деревню Тихона, что в десяти верстах от них, и пожог его дом вместе с гончарней. Тихон мужик добрый, умеет держать копейку. Вон какое крепкое хозяйство. ...Было. Теперь по миру. Часть крепостных разбежалась. Часть из церкви не вылазит. Работать не кому. Грех то какой.

Вот и не спится, вот и закралась тревога в душу - а вдруг и к ним нагрянут черные люди. Надо народ собирать на сход. Нельзя допустить разорение.

Держа в руках глиняную посудину с деньгами Талай направился к старой яблоне. Надо перепрятать пока все тихо. . .

. . . . . . . . . . .


5


24 комментария


Раз никто не комментирует мою писанину продолжу. Сама себе приятная:

Тихо мужики, тихо! Чего разголделись то? Нешто страх пробрал?

Талай встал, выпрямившись поправил рубаху за поясом, откашлялся в кулак и оглядел собравшихся. Его нахмуренные густые брови почти сомкнулись, в глазах был гнев. Он старался заглянуть в глаза каждому и понять, чего в них больше, страху или неуверенности. Какие правильные слова для них подобрать. Все притихли в ожидании.

-Так вот, мужики. Начал Талай. -Пришла беда в наш край. И не от каких то иноземцев, а от своих. Объявились лихие люди и озорничают. Обижают слабых, нападают на путников, грабят без разбору. Потеряли веру в Бога и сошли с пути истиннаго. Все перекрестились.

-Озорничают! - Нападают! -Насильничают! - Грабят! -Жгут! Послышались негромкие роптания из толпы.

Талай поднял правую пятерню и все замолчали. -У нас у всех семьи, дети и старики на руках. Хозяйство. Вон и рожь как колосится. Помощи ждать неоткуда. Бежать некуда. Добро сберечь надобно. Мы должны подготовится на случай, если к нам нагрянут лиходеи и встретить их как подобает. Талай сжал правую ладонь в кулак и вытянул чуть согнутую руку перед собой. Глаза всех присутствующих сосредоточились на этом кулаке. Он казался большим и угрожающим. Здесь и сейчас он был страшнее, чем разбойники где то там. Некоторые еще помнили его «вкус» и это бодрило.

-Сделаем западни. Припрячем топоры и вилы в укромных местах. Караульни поставим. Дежурить будем по очереди, да не спать там. Смолы наварить надобно. Веревок из лыка навить. Да быть всем как один. Единство Талай снова показал на своем кулаке для убедительности.

-У кого коленки не дрожат? Кто со мной?

-А как быть с детями малыми? - А у меня мать лежкой лежить, куды ея? А у меня жена на сносях! - А у меня …. Не будь их тут так и не боязно! Посыпались со всех сторон выкрики.

-Всех кто слаб отведем на заимку пока все не уляжется. Так, что скажете мужики? Проучим озорников? -Проучим! Да! С тобой мы! Вместе! Да! Выразили готовность мужики.

-А мы? Донесся женский голос сквозь гул мужских басов. -Нас то чего не спрашиваете?

Вперед вышла одна из присутствующих женщин. С самого начала схода она и остальные женщины, как подобает на подобных сборах, держались позади мужского собрания и не вмешивались пока дело не дошло до самого важного.

-А чего вас спрашивать то? -Вы ж бабы. Оскалился один из мужиков. Ваше место вона де. Кивнул он на сено в телеге. После чего все мужское население с удовольствием заржало.

-Как значит работать, от зари до зари, так баб вперед пропускают. -Не стесняются. Женщина обиженно насупилась и поставила руки в боки.

-Мы значит и хозяйство ведем, и за дитями смотрим, и в поле за место лошадей пашем. И вон ета... Кивнула она на сено в телеге. В толпе кто то «вспрыснул смешком».

Из заднего ряда вскочила молодая женщина и выпалила:

-А я своего в том году из Савушкино на себе волоком волокла, когда он ног не чуял после ярмонки. -Скотина, лошадь с телегой потерял! Молодая женщина швырнула чем то в толпу мужчин надеясь попасть в голову своего мужа. Попасть не удалось, успел уклониться.

-Спасибо добрые люди потом подсказали куда он заезжал перед лавкой татарина. -Лошадь два дня не кормлена была. Женщины неодобрительно загалдели вспоминая сколько неприятностей пережили из за своих нерадивых мужей. У каждой был свой повод для неудовольствия.

-И что то не спрашивают нас мужики, продолжила первая, : А не устала ли ты моя голубка? А не поберечь ли тебя от лишних забот? А не поработать ли заместо тебя? И вон ета... (кивнула она на сено), мож на потом отложим. -Отдохни только.

Где то в глубине толпы, снова кто то «вспрыснул смешком» и следом послышалась добрая затрещина. Раздался заразительный смех. Теперь смеялись все.

Выступающая повернулась к Талаю. Она была настроена решительно как и остальные женщины. -Мы хоть и бабы, но вилами и косами управляться умеем. Раз со своими мужиками справляемся, то уж с пришлыми и подавно справимся. Скажи только что делать надо. Талай одобрительно кивнул. -Добро! Лишние руки не помешают. -Женщины, кто в силе, займутся смолой и веревками, а мужики западнями и на караул.

Все, кто по разным причинам не мог участвовать в обороне села, были готовы к длительному переходу в глухую часть леса на неопределенное время. Вереница из нескольких телег наполненных узлами, детьми и старцами тронулась в путь. Кто мог идти сам, шли рядом или позади телег. Следом, подростки гнали домашний скот. Оставшееся население занялось приготовлениями к встрече в неприятелем.

5

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

На рассвете, все, кто по разным причинам не мог участвовать в обороне села, были готовы к длительному переходу в глухую часть леса на неопределенное время. Вереница из нескольких телег наполненных узлами, детьми и старцами тронулась в путь. Кто мог идти сам, шли рядом или позади телег. Следом, подростки гнали домашний скот. Оставшееся население занялось приготовлениями к встрече с неприятелем.

Матрена хлопотала у печи. Аленка и младший брат Сенька вышли на задний двор, чтобы раскидать старой соломы, там где еще недавно стояли коровы. Им предстояло завершить последние приготовления по хозяйству, позавтракать на скорую руку, взять свои узелки и отправиться вместе с матерью вслед за односельчанами.

После утренней молитвы, Талай сидел во главе стола в красном углу и предался воспоминаниям. Он медленно поглаживал большими ладонями поверхность стола, которую освещали тускло горевшая свеча в лампадке у икон и яркий отсвет от печи. Оба источника света приятно освещали и подчеркивали теплый рисунок дерева. Этот массивный стол и лавки он сделал сам когда появился его первенец, Алешенька. Год спустя появилась Аленушка. А потом был Иванушка. Горюшко какое. Помер Иванушка, в сызмальстве. Бежал по дорожке, споткнулся как то не ловко и упал, да головкой о камушек. Помаялся три дня в горячке да так и помер. Как же мы горевали тогда. Нет ничего горше, чем хоронить своего отрока да еще в младенчестве. Матренушка вся извелась тогда, не доглядела за дитятком. Потом долго детей иметь не могли. А спустя пять лет появился Сенюшка. Матрена от него не отходила ни на шаг и никого к нему не подпускала. Все берегла да боялась как бы чего не вышло. В его первые годы жизни каждую ночь все вскакивала посмотреть дышит ли. Бывало вскочит вся мокрая и к нему. А он знай себе посапывает и ни какого беспокойства не испытывает. Так и растет под мамкиным крылом и домашней работой не сильно обужен. Вон уж и в мужичка превращаться начинает, а мало чего делать умеет. Срамно конечно, но страхи Матренины преодолеть невозможно. Пробовал как то к делу его приладить так Матрена в слезы. Не дам говорит и все. Страхи у нее, и как то болезненно за него переживает. Уж вырос и окреп давно. Ну погодь, может наверстаем еще. Продолжал раздумывать Талай поглаживая стол. Сколько лет прошло, а все еще крепкое и долго прослужит.

Одному Богу известно чем все закончится. Не ровен час помру от руки разбойничьей и не успею передать сыну родовое наследство. Значит пора. Надежа моя и опора — Алексеюшка. Талай принял решение. Пока идут приготовления к обороне они должны уединиться в укромном месте. Он должен сыну все рассказать.

По правую рук от отца сел Алексей, а рядом с ним Сенька. Аленка и Матрена стали накрывать. На столе появилась корчага со свежевареной картошкой. Плошка с вареными яйцами. Перья зеленого лука, свежеиспеченный ржаной хлеб, соль и маленькая миска с душистым подсолнечным маслом. Крынка со вчерашним вечерним молоком одно из ожидаемых и любимых напитков детей. Ведь за ночь, в холодном погребе, сверху образовывался слой жирной сметаны. Когда никто не видит, Сенька эту сметану.... ну вы понимаете. Все в семье знали про эту невинную проказу. Но что поделаешь, ребенок.

А так, перед тем как разлить, молоко равномерно размешивалось и только потом разливалось по кружкам чтобы вкусное досталось всем одинаково. Ну или почти всем, и почти одинаково.

Как и положено, осенив себя крестным знамением приступили. Сначала отец. - Ну, что Бог послал. Он первым протягивает руку и берет крупную картофелину. Потом начинают брать остальные. Очистив картошку от кожуры, макают в соль и вприкуску с хлебом и луком заедая яйцами. Сенька любил есть по вкуснее. Он берет кусок ржаного хлеба, поливает его немного подсолнечным маслом, сверху посыпает щепотью соли. Все это равномерно размазывает пальцем, а поверху крошит нащипаные перья лука. А теперь можно есть вприкуску с яйцами и картошкой, запивая холодным молом с оставшейся размешанной сметаной. Вот это вкуснятина!

Прибрав со стола и приготовив узлы у порога, все присели на дорожку. После непродолжительного молчания все встали и вышли из избы прощаться. Лошадь стояла запряженная в легкую телегу, наполненную свежим просушенным сеном . Матрена села за узды, а Аленка и Сенька положив мягкие узлы под голову удобно расположились на мягком сене. Талай и Алексей остались у дома провожать их взглядом пока те не скроются из виду. Как не грустно прощаться, но так будет лучше. Спокойнее.

-Ну что сын? Сейчас мы с тобой поглядим чем там мужики заняты, да может скомандовать где надо будет. Потом отправимся в одно место на болоте за мхом.... разговор есть.

5

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Странно,только сейчас увидел Ваш рассказ...буду признателен за продолжение.

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

очень интересно, не обижайтесь, что нет комментов. флудить не хочется. отпишемся после слова "конецъ"

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Ух ты! Спасибо! До "конецъ" еще далеко. Вдохновения нет. Будет - продолжу.

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Рассказ цепляет!!! ВДОХНОВЕНИЮ ДА! ДА! ДА!

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах
В 24.12.2015 at 06:10, Frau сказал:

 Вдохновения нет. Будет - продолжу.

... без него не надо торопится... мы дождёмся...

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Спасибо! Пока работаю над проектом. Закончу - переключусь на худ.рука  :biggrinsanta:

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Тут окошко появилось и "дыхнуло на меня".    Продолжение следует:

Шли они долго и виевато. Талай нарушил тишину и мягко сообщил сыну - По лесу надо ходить тихо и неприметно. Не нарушая покой жителей леса и не привлекая внимания случайных. Алексей кивком головы утвердительно согласился. -Ты сын иди да примечай дорогу то. В следующий раз без меня пойдешь. Каждые 30 сажень на деревьях, под ветками, зарубки есть. Глаза то подыми. Алексей остановился, поднял глаза и огляделся. Ничего приметного не увидел. Где же тятя? Не вижу ничего. - Пуще смотри. Усмехнулся Талай. И снова Алексей ничего не увидел. Талай подвел сына к еще не очень старому дереву в аршин обхват и показал. - Видишь это дерево? Это осина. А вот ветка над головой. Под ней кора подрезана видом как лепесток поперешный. Это и есть зарубка. Чужому глазу не в домек, а твой глаз должен различать порезы на коре. Следи каждый год за деревьями путеводными. Видишь что дерево старится да коробится — выбери рядом другое, похожее. Видишь что зарубка затягивается да сливается — так ты подрежь ее маленько. Да не шибко, чтобы только тебе понятно стало. Ходи только весной ранней как снег стает. Трава вырастет и скроет что ты тут проходил. - А к чему это все тятя? Куда и зачем мы идем? Мох и ближе к дому есть. - Все узнаешь как придем на место, все покажу и расскажу. А пока иди и учи глаза зарубки видеть, да запоминай дорогу.

Талай остановился. - Пришли. Алексею открылась удивительной красоты природа. Небольшая светлая поляна с редкими старыми деревьями, а по середине могучее, и как ему показалось, в пять аршин толщиной не пойми какой породы дерево. Птички заливаются песнями как в раю. Солнце ласковое. Красота да и только. -Это дерево еще наши пращуры видывали. А может и сажевали. Ему тут хорошо и питательно. Бог даст, простоит еще столько же сколько простояло. Когда солнце всходит, от него тень падает. Идти надо по этой тени 30 шагов. Ну ка Алешенька, по топай ка ножками, не почувствуешь ли чего. Алексей походил, потопал, попрыгал. Ничего не понял. Нет тятя — не чувствую ничего. А что должно почувствовать то?

Талай остался доволен. Он привел на это место сына и проверил с его помощью на сколько надежно укрытие. Значит и случайный не поймет ничего.

А пошарь ка рученькой в траве вот тут. Найдешь ли чего? Алексея за день отец не раз уже удивил загадками, и словами и поведением. Таким странным он его никогда не видел. При этом хорошее воспитание, доверие к отцу и природное любопытство не позволяло перечить и задавать лишних вопросов. У всякой загадки должен быть и ответ загадочный. Алексей нащупал что то холодное и железное. - Кольцо кажись.

Ну так отворяй за кольцо. Алексей не без труда потянул к себе железное кольцо. Следом потянулось что то....дверь? Это дверь? В лесу дверь? Лицо удивленно вытянулось, глаза Алексея застыли на лице отца с большим молчаливым вопросом. Талай не удержался и рассмеялся. Ему было приятно увидеть лицо сына таким растерянным. Точнее ему очень хотелось увидеть его именно таким. Наверное это потому, что он сам выглядел точно так же когда то, когда в первый раз потянул за кольцо при отце. Правда его отец тогда согнулся от смеха.

Полно Алешенька, не суди меня. Прости за Христа ради. Да видать на роду написано так передавать. Мой тятя, земля ему пухом, тоже посмеялся на до мной когда то. А его тятя, мой дед и твой прадед, вообще поглумился. Срамно сказать, заставил тятю граблями поляну полоть — мол так положено. Обряд значит. Три круга сделал до этого места пока граблями кольцо не подцепил. Шутник был. Это, Алешенька, не вход в подземное царство. Загляни ка во внутрь то, что видишь? -Сундук. Старый сундук. - Открой его и прими наследство рода нашего.

Алексей отворил крышку сундука и обмер. В глазах зарябило. В лучах солнца блестели и переливались яркими красками монеты и каменья. Его за шатало. В висках появилось напряжение, а в ушах послышался шум морского прибоя. Хоть он и не был никогда на море, а только слышал про него, но теперь казалось что море шумит именно так. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Так не бывает, подумалось ему. Это сон. Сладкий сон. Он опустился к сундуку и запустил обе руки внутрь этого сладкого, холодного, но такого приятного на ощупь сна. Кожу рук ласкали непонятные золотые монеты и разноцветные камушки. Особенно, когда проскальзывали сквозь пальцы. Алексей снова и снова погружал ладони внутрь этого изобилия, зачерпывал ладонями горсть и пропускал через пальцы драгоценные струйки. Падая обратно, монеты издавали ласкающих слух звон.

-Ну тятенька, удивил так удивил. Алексей начал приходить в себя. -Чувствую себя чародеем сказочным. Что за богатство такое не виданное и не слыханное. От куда? Талай внимательно наблюдал за реакцией сына на богатство и был счастлив когда увидел в глазах у сына, у его Алешеньки, просветление. Хорошо. Очень хорошо. Не испортит его золото. Все правильно — мой сын. - Ну что ж. Давай ка прикроем для начала сундучок. Приберем сверху будто нас тут и не было. Присядем под могучим деревом и я расскажу тебе историю, которая передается на протяжении пяти поколений.

3

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Спасибо Вам огромное. Здоровья,Счастья, Вдохновения.

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Разум потихоньку начал возвращаться. Глаза чуть приоткрылись. Тело не чувствовалось, будто и не было его. Темно, сухо, хорошо. Я умер. Так вот он какой, загробный мир. Мрак и покой. Веки снова сомкнулись. В голове пронеслись обрывки воспоминаний о его бабке ведунье. Она рассказывала, что на том свете всегда сияет солнце, нет туч, дождя и облаков. Все люди молоды и счастливы. Одеты в светлые одежды и водят хороводы. Поют. Все улыбаются и всем по тридцать три года. А здесь чернота и он один. Где же я тогда? Странно все это. Тела нет, а мысли есть. Он снова открыл глаза и попытался разглядеть хоть что ни будь. И тут все тело пронзила резкая боль, словно молния. Что то ощущалось на лице, на щеках. Будто стучится кто то, но где то далеко и почти не осязаемо. Голос. А может это и не голос? Гулко как то и далеко. Вода. Брызгает от куда то. Постепенно он начал явственней понимать и ощущать происходящее. Острее становилась боль в теле. Какая то сволочь бьет меня по морде. Ну погоди. Встану — получишь. -Очнись! Мил человек! Очнись! Он снова провалился куда то бездну.

Бабка ведунья. Ее длинные седые волосы. Травы. Одежду почти не видно. Ее глаза — такие огромные. Указывает на меня своим посохом -Очнись! Оглушительный крик бабки словно разбудил его от мертвого сна. Воздух ворвался в легкие через широко открытый рот и снова эта боль. Боль! Я живой! Мертвые не чувствуют боли. Мысли и воспоминания словно стрелы пронзают голову. Он словно подавился лишним воздухом и закашлялся.

-Слава богам! Ты очнулся. А мы уж думали что все. Теперь он мог разглядеть в полумраке говорящего исхудалого мужчину. -Где я? Что это за место? -А пес его знает. Нас ночью приволокли и бросили в эту яму. Пленники мы. Падать было жестко. Хоть бы соломки подстелили супостаты. Ты видать когда падал головой ушибся. Не уж то не помнишь? -Нет. Не помню. Ничего не помню. -Долго мы тут? -Да не очень. День- два. Все время темно и не разберу. В другом углу послышалось шевеление и бормотание. -Кто здесь еще? -А это еще один страдалец. Вроде кумганом кличут. Он все повторяет и повторяет свое имя как заклинание. Из угла отчетливо донеслось на ломаном русском -Шайтан! Русский варвар! Я срать хочу, кумган нада — вода. -Э-э мил человек! Воды мало — только пить. А зачем вода для этого случая? Помазать хочешь? А ты вон травки ущипни да пользуй. Ну и ситуация. Один с того свету вернулся, другому воды надо чтоб нужду справить. Круговорот жизни одним словом.

Вспомнил. Меня зовут — Иван. Сын Тимофея кузнеца. Иван сделал усилие и сел оперевшись на стену. -Ночь была ясная. Праздник. Девки хороводили, да венки на воду пускали. Парни разводили большой костер для игрища. На кануне старшие стены укрепляли. Тихо было вокруг и все пошли за ворота праздник справлять. И тут налетели Зары, словно вороны. Начали мечом бить да жечь. Последнее что помню — бежал к дому. Потом, словно молот на голову опустился, и все. Что могло статься с людьми? А мои родители? Где все?

-Ох сердешный, даже боюсь и подумать. Обычно Зары сжигают и убивают все на своем пути. Скотину уводят, а тех кто по моложе в полон берут. Парней и девок потом продают на базаре, как скотину. -На каком базаре? Не слышал я, чтобы на Руси людьми торговали. -А ведут куда то к морю. Там приплывают большущие лодки и люди на этих лодках темные собой. Больше не знаю ничего. -Значит и нас продадут? Или уже продали? -А вот тут то и не понятно. Раз Зары делали набеги, значит людей много собрали. Да вот где они все? Не слышно. Остается только ждать.

Сверху что то зашаркало и ворвался яркий свет. Следом на веревке опустилась плетеная корзина. Иван поднял голову, но что либо разглядеть не удавалось. В глазах ощущалась резь и слепило. Прикрыв ладонью глаза смог разглядеть как его недавний собеседник быстро опустошил корзину, выложив содержимое на пол. Рядом копошился еще кто то. Глаза понемногу привыкали. -Ты смотри, сегодня похоже у нас светло будет. Не закрывают как до этого. Слышь! Кумган! Тут и для тебя вода есть. На ко, помажь.

Теперь, когда глаза понемногу привыкали к свету, Иван мог оглядеть место заточения и своих братьев по несчастью.

3

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

-Ну что голуби сизокрылые пригорюнились? Милости просим на пир честной! На сытое брюхо, авось и по веселее станет. В центре падающих сверху солнечных лучей на полу ждала еда состоящая из хлебных лепешек и воды. Очень кстати. Только сейчас Иван почувствовал что проголодался. Он и забыл когда последний раз ел. Пленники с большим аппетитом начали поглощать хлеб и воду. -Пища Богов! Никогда бы не подумал что хлеб и вода могут быть такими вкусными. Сказал пленник, которого Иван впервые увидел только у корзины. -Давайте знакомиться что ли? Историю Ивана мы уже знаем. Я Годун. Охотник. На меня напали в лесу когда я в зайца целил. Даже не знаю как так вышло. Лес — это мой дом и все в нем знаю. Слышу как трава шелестит. А тут.... даже не почувствовал как сзади подкрались. Скрутили и поволокли. И вот я здесь. Тяжело вздохнул Годун. А как тебя звать? Разговорчивый наш. -Волос я. Напросился со знакомцами до ярмарки. По дороге не хорошо стало, сил нет. И убег в лесок по большой нужде. Сижу значит, маюсь. Вдруг слышу шум, крики. Струхнул малость и нужда сразу закончилась. Затянул поясок, ползу значит, в сторону от куда крики были. Разведать же надо что к чему. И тут чувствую, что какой то супостат на спину ногой встал и придавил. Да шибко так, не пошевелиться. К нему еще один подошел. Смеются, да не по нашему лопочут. Взяли за шкирку как кутенка и потащили. Связали руки и ноги, да в телегу кинули. Как щенка. Тут только и увидел что за крики слышал. Убили знакомцев моих. -Разведчик значит? Съязвил Годун. Ну а тебя как звать? Ты вроде не из наших краев. Тебя то как сюда? -Так кумган он, сам же говорил. Вставил Волос. -Сам ты кумган и мать твой кумган и дети твой кумган. Я Батыр! Сын славного Батыя! Рубка был с Зара. Конь убил. Чжида ломал. Сеть попал. Батыр издал нечто похожее на рык раненого зверя. - А чего вы с Зарами не поделили? Прищурился Годун. Уж не из того ли ты племени что на наши скиты нападает да грабит? Батыр помолчал немного и выдавил -Нет. К князю ехали в Волок. Договариваться. Отец послал.

Годун встал. Оглядел лица со пленников. После еды щеки стали румянее, кроме Ивана. У него больше на синеву похоже. Но это понятно, Волос - разведчик старался. -Ну что, братья по несчастью. Давайте думать что делать будем или ждать станем смиренно? Волос не утерпел: -А что мы можем то? Яма же кругом. Небо высоко — Боги далеко.

Теперь, когда пленники были сыты и немного успокоились после знакомства, когда был свет и можно было лучше разглядеть друг друга, решено было осмотреть место заточения. Пол был каменным. Плиты были аккуратно и точно подогнаны друг к другу. По стенам стелилась толстая мохра из смеси паутины и пыли. Иван подошел к одной из стен и провел рукой. С пышным облаком пыли отвалился кусок векового нароста и открылось.... -Это не яма! Это каменное помещение! Воскликнул Иван и начал проводить руками по стене еще и еще, сбрасывая нарост тинето и поднимая клубы невесомой пыли. Все застыли от такого открытия. На стене переливались замысловатые узоры и люди из ярких камушков. -Изумруд.. рубин.. яшма. Сказал Батыр. Что это? Спросил Иван. -Эта драгоценный камни. Можно купить много лошадей. Большой табун лошадей. Агрооомный. И тут Иван вспомнил.

-Когда то, когда я был маленьким, бабка ведунья любила рассказывать сказку. Жил народ в далеких землях. Ростом высок и крепок. С красивыми лицами. Работящие и мудрые. Строили большие каменные дома. Наживали богатство торговлей со всеми соседями костью да маслами душистыми, шелками да пряностями, золотом и драгоценными камнями. Свою монету чинили из золота. А потом исчезли. Волос слушал открыв рот, таких сказок ему слышать не приходилось. -Я думал, это только бабкина сказка. Сказал Иван. -А тут...

-У того народа вход в дом был через крышу или как у путных людей? Спросил вдруг Годун. Все переглянулись. -Получается, продолжил размышлять Годун, если здесь когда то жил тот самый народ, значит мы в одном из каменных домов того племени. -Нас кинули сюда сверху.... -Как щенят. Вставил Волос. Все что помню — там поля и леса. Смутные догадки появились на лицах. -Получается что Зары не знают что здесь помещение... -Используют как яму для пленных...-Давно бы стены очистили от тяжестей...-Где то должен быть выход... А ты Батыр куда с водой ходил? Не пахнет чего то... Свет пропал так же неожиданно как и появился. И снова пространство вокруг поглотила тьма.

3

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах
Frau

Опубликовано: (изменено)

Из угла, где до этого сидел Батыр, послышался шорох. Затем короткие скребущие звуки. -Поиграться решил, Батыр? Ухи режет. И тут в темноте все увидели искры и появилось пламя, которое осветило фигуру Батыра. -Вот шельмец! От куда? Батыр встал и поднял над головой факел. -Нашел когда свет был. Ответил Батыр, показывая пальцем в верх, затем осветил вход в темный проем в стене. -Туда кумган ходил. -Ребятки, нешто стены супостатам оставим? Такая краса даром пропадает. Может сковырнем малость? Забеспокоился Волос. Годун положил руку на плечо Волоса, сжал его по крепче -Не досуг сейчас камушками баловать. Жизни спасать надо. Авось выберемся. Первым вошел Батыр, за ним Иван, следом Годун и замыкал шествие Волос, расстроенный драгоценной потерей. Он уже представлял каким стал богатым и уважаемым человеком. Большие хоромы полные добра. Девки дворовые одна краше другой. А сам он — князь, а чего мелочить то?….князь и есть.

Из длинного проема в стене они попали в другое помещение. В тусклом отблеске факела мерцали очертания сундуков аккуратно расставленных вдоль стен. Батыр открыл один из них. Сундук был полон не понятными монетами из чистого золота. Сзади раздалась отборная брань Волоса. -Чтоб тебя Велес на кол посадил...чтоб тебе Велес уши отодрал и к бокам пришил...чтоб тебе Велес.... здоровья дал все это унести. Волос в изумлении упал на колени перед сундуком и начал судорожно перебирать руками золотые монеты. -Ребятки! Боги нас послали сюда за наши страдания. Не будем же мы, смертные, богов расстраивать. -А чего ты бранился вдруг? И чем так пахнет? Спросил Годун. -Да-а, по следу шел. Батыру спасибо, наследил. К деньгам видать. -Нада брать сколько унесем. Добавил Батыр. Иван подумал, что и ему не помешает золото. Дома надо отстраивать заново и скотину купить.

Было решено. Сделать из рубах сумы, наполнить так ,чтобы можно было унести на себе. В случае опасности, если помешает бежать, сбросить где придется. Теперь, когда все были готовы, они отправились вслед за Батыром, держащим над собой факел тускло освещающим путь в неизвестность. Пламя задрожало и заколыхалось. -Где то выход. Сказал Батыр. Почувствовался легкий поток свежего воздуха. Они шли медленно и молча на встречу к желанной свободе. И вот, перед ними открылся еще один проем в стене, за которым был свежий ветер и свобода. -Осторожно! Здесь обрыв. Воскликнул Годун. Дальше дороги не было, только пустота. В свете заходящего солнца их глазам открылись просторы. Река извивалась и простиралась куда то за горизонт. Нескончаемые луга и леса. Солнце садилось. Никаких признаков Заров. Помогая друг другу они начали спуск по крутому песчаному обрыву к реке.

-Ну вот и все, Алешенька, завершил свой рассказ Талай. -Такая история. Пойдем ка милый в село да поглядим, что там мужики навершили для защиты от разбойничков. Алексей был под впечатлением от рассказа отца. Его воображение еще не отпускало и рисовало несметные сокровища оставленные его предком где то в далеких землях. -А что там за лесом? Вон там.. Показал направление рукой Алексей, где заканчивалась тень от могучего дерева. - Да ничего интересного сынок. Обрыв там.      

Тять! Ну когда еще тут будем. Давай посмотрим. А? Они прошли небольшой пролесок и оказались на вершине. Далее пути не было. Перед ними открылись просторы. Река извивалась и простиралась куда то за горизонт. Нескончаемые зеленые леса. Солнце было в зените и приятно припекало.

 

Изменено пользователем Frau
3

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

..ох, тяжела же судьбинушка ястреба вольного, гонит печаль и тоска. Коршуны вьются и крови напьются, если поймают меня. Я изловчуся, в острог не вернуся, дайте быстрее коня.... Заунывно пел один из разбойников. Свое последнее пристанище они нашли в глубине леса по дальше от сел и деревень. Здесь они ели, спали, делили добычу, строили планы на будущее. Их главарь, по прозвищу Дикий, оправдывал свое имя. Ему что воды попить, что человека зарезать. Мрачный, злопамятный, мстительный. С ним никто не спорил, боялись. Однако, когда он выпивал больше обычного, то любил рассказывать про своего великого предка. Во время рассказа его глаза умиленно слезились и застывали в какой то мечтательной дали. Он явно гордился родством с тем далеким и славным предком, приписывая себе его черты. При этом, обманчиво выглядел добродушным.  

-Смотри, смотри, сейчас опять ту байку начнет. Тихо прошептал своему соседу один из разбойников. -Тс-с, пущай бает. Пока поет мы живы и сыты. Ответил ему второй.

-Тошно, скулишь как баба. Тоску нагоняешь. Оборвал песенника Дикий. -Других песен что ли нету? Воды поднеси. Пить хочу. Тот что пел осекся, беспокойно озираясь быстро схватил какую то посудину и побежал к ручью.

-Люди — людишки. Грязные оборванцы. Живут в пустую, брюхо набивают да детей строгают. Тяжелым взглядом, из под мохнатых и нависших над глазами бровей, Дикий осмотрел своих подельников. -Вот ты, ткнул он пальцем в ближайшего, -зачем живешь? Когда подохнешь, кто вспомнит? Что ты есть? В такие моменты ни кому не хотелось бы быть на месте этого бедолаги. Любое не осторожное слово могло стоить жизни. Мужичок весь сжался, не зная что ответить. Молчание нарушил сам Дикий. -Я скажу. Подохнешь как жил. И следа не останется. Как не останется следа и после тех кого мы щипаем. Никто из живущих не ровня моему предку, великому Волосу! Он один победил грозное, могучее и дикое племя Зара. ...ну... было у него три подельника... так... на подхвате. А какую благодарность он получил от народа, который спас? Били палками да плетьми, и обобрали до нитки. И все они живут здесь. Все сполна получат, обидчики. Дикий с силой сжал кулак и потряс им в воздухе. -Все верну. За своим пришел. Он нащупал на груди медальон и потирая пальцами достал из под рубахи. Мутными от браги глазами, он рассматривал в ладони непонятную монету из чистого золота. Она была тем светом, что наполняла смысл его жизни. От предка досталась эта монета и поверье о сундуках набитых золотом и драгоценными камнями, которые он припас для своих потомков. Многие из его родственников пытались отыскать его, но все поиски заканчивались ни чем. С годами местность меняется до неузнаваемости. Реки изменяют русло. Бывшее пахотное поле зарастает лесом. Там где был лес, теперь буйно колосится рожь или разнотравье. Он ни с кем не обсуждал и никому не доверял свою главную цель, но шел к ней настойчиво и упорно. Разбойничий путь помогал утолить жажду мести за своего великого предка. ....и за себя. Ни кем не понятого, обделенного с детства и обиженного на весь белый свет. -За своим пришел. Повторил Дикий и упал навзничь в пьяном сне.

-Кажись утомился. Прошептал один из разбойников. -Теперь хоть пожрать спокойно можно. -А вот и вода пришла. Мы уж думали ты сбег или в штаны со страху наложил. Живи ужо. Умаялся окаянный то наш. Кивнул он в сторону главаря. Тихие, почти шепотом, смешки послышались с разных сторон. Стараясь не создавать шума все принялись уплетать давно приготовленную еду. Из последнего набега на Тихоново они принесли два десятка кур. И вот уже общипанные и потрошеные они были сварены в двух больших котлах.

-А что мужики, заговорил тихо и мечтательно один после сытного обеда, -вот прикопим деньжат и покончим с разбойничьей жизнью. Дом большой построю. Скотину заведу, жену, детишек. Все будет как у людей. Я ведь раньше плотником был, да нужда принудила в бедового превратиться. -Да-а. Хорошо бы. Подхватил второй. -Надоело уж по лесам то хорониться. Живем что звери, едим и спим по собачьи. Ни где по долгу не останавливаемся. Все куда то премся и премся. По спокою соскучился. -Вы бы держали зубы крепче. Встрял в задушевную беседу третий. -Не ровен час услышит кто и донесет. Тут не все мечтают о своем теплом доме. Или в слух не мечтают. А вы балаболите что тот тетерев. Если главный прознает, то не видать вам ни дома ни денег. Быстро покончит. -А кто донесет то? Заговорил первый. -Давай уж сразу приметим предателя. Опосля, в удобный случай, дам ему под ребро и дело с концом. -Ну, всех не осилишь, кишка тонка. Да и ответ держать придется,не оправдаешься. Вставил второй. -Любой из них может напакостить и не догадаешься кто. Да хоть вон тот, новенький. Приблуда. Давно за ним смотрю. Подозрительный. Не пьет, не ругается. На деле никого еще не порешил и все время молчит. Особнячком держится, собака узкоглазая. Вот откеля ого принесло? Никто не знает. А правду не скажет. -Насмешил. Заговорил третий. -А кто тут о себе правду выложит? Уж не ты ли? Ну давай, расскажи как до жизни такой докатился и куда сбежишь потом. Все вместе к тебе в гости придем с хлебом, солью. -Цыц! Второй кинул подвернувшуюся под руку палку в говорящего. -Я тебе! В гости он ко мне придет. Попробуй ка, встречу как подобает. Первый решил завершить начавшуюся перебранку между своими и переключил внимание на новичка. -Его Батыем зовут. В честь какого то великого предка. -Ага, упасть некуда, завелся второй, -Куда не плюнь кругом одни великие предки. Куда уж нам грешным и деваться. Тоже поди грозное племя в одиночку одолел? Тьфу. Проваленная ты сила. Я лучше спать лягу, чем собачиться на ночь глядя.

3

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

-Береги себя!

-Иди к лешему!

-А вот интересно -продолжил первый, -Когда к людям с хабаром вернемся что то ведь говорить о себе придется. -Сказку надо, да чтоб по настоящему похожа была. Ну не такую конечно ... про великих предков.

-А ты что ближе возьми, сыном князя скажись. Мол скакал тятя на лошадке, а я и соскользнул с лошадиной жопы, да мордой в говно упал, отмывался долго.. заржал третий.

-Псина ты -обиделся первый, -Сам то что про себя скажешь? Роду боярского?

-Не-е, мне и придумывать ничего не надо. У нас в роду одни охотники, и я охотник. Нам положено по лесам скитаться, да места новые искать. Побуду тут до весны и ату, к своим подамся. Может и не к своим. Погляжу.

-А что ты думаешь про новичка? -сменил тему первый, -Как он тебе?

-Да ни как, меня не трогает и я не трону. И хватит трепать. Спать надо.

Над лесом сгущались сумерки. Птицы умолкли. Где то изредка постукивал дятел, издавал трели одинокий сверчок. Потрескивал догорающий костер. Батый подбросил несколько сухих поленьев и пошевелил палкой угли, чтобы костер занялся. Сон не шел.

Он присоединился к этой шайке только по одной причине. Его лошадь пала и пришлось идти пешком по проселочной дороге. Где то впереди послышались голоса и какая то возня. Он зашел за дерево и решил подождать, оставаясь не видимым. Вскоре он увидел как по дороге идут грязные, потрепанные мужчины держа в руках какие то мешки и волокут окровавленного беднягу за шиворот. Один из них, особенно злой и видимо сильно пьян, размахивал ножом по воздуху. Его рубаха распахнулась и на груди блеснуло что то. Губы сразу пересохли. То что блеснуло, очень напоминало монету похожую на его.

Батый отправился в это долгое и опасное путешествие чтобы найти сокровища, про которые в его семье рассказывали из поколения в поколение. Бей, этот жадный мерзавец, увел стадо за долги у его отца. Его семья и весь аул были обречены на голодную смерть. Он не мог жениться, потому что не мог заплатить калым. Однажды ему приснился сон и он увидел своего дальнего родственника. Его лица он не знал, но точно знал что это родная кровь. Он сообщил, что за степью и высокими горами есть древний город. В его подземельях стоят сундуки наполненные золотом и драгоценными камнями. И так явственно увидел это помещение в свете факела, что проснувшись решил найти это место. Спасти аул и жениться на его прекрасной Айгюль. Его провожали по древнему обычаю. Ночью разожгли костер, женщины распустили волосы и пели прощальную песню. На его уходящие следы лили воду, желая удачи и благополучия. И теперь он не мог вернуться с пустыми руками. Сейчас ему не хватало знаний. Где он находится и куда идти дальше. Без лошади и еды долго не протянешь.

Батый вышел к разбойникам и сообщил что хочет присоединиться к славным батырам.

На что человек со звериным видом шатаясь сказал, что примет его если он убьет этого супостата, показывая ножом на окровавленное тело. Батый оглядел бедного человека и понял что то уже мертв и хуже не будет если он проткнет его. Когда дело было сделано ему дали два мешка нести и сопровождать до места. У него появилась возможность разглядеть и убедиться, что это та самая монета из сокровищницы. Значит не зря их пути пересеклись. Возможно удастся узнать больше от этого дикаря.

Согревшись у костра веки стали слипаться. Батый не заметил как уснул. Ему снился его родной аул, юрты украшены разноцветными развивающимися лентами, большой казан с душистым пловом, он и его Айгюль были счастливы, рядом бегали детишки и большой табун здоровых лошадей. Потом подул сильный ветер, заполненный степным песком, и все исчезло. Он очутился в темном помещении с факелом в руке. Перед ним стоял большой сундук. Батый протянул руку и хотел открыть его, но крышка стала прыгать подбрасывая его ладонь и ему ни как не удавалось схватить за крючок.

-Ты что леший делаешь? Ополоумел? Куда лапу тянешь?

Сон пропал как будто и не было. Батый открыл глаза и увидел что держит за ляжку одного из разбойников. Тот пытался стряхнуть чужую руку подрыгивая ногой, не успев проснуться окончательно.

-Бабу тебе надо. Хрен басурманский, -сказал пострадавший поворачиваясь на бок.

Батый молча сел у потухшего костра. Светало. Воздух наполнен влагой, а на траве появилась роса. Он почувствовал, что утренний холод начинает пронизывать на сквозь и мелкая дрожь сотрясает все его тело. -Нет. Мне нельзя болеть. Не сейчас. Он встал и отправился собирать сучья для костра.

3

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Впереди быстро мелькнула тень. В полумраке можно было различить только мужской силуэт, но не понятно кто это. Батый пригнулся и осторожно, стараясь не шуметь, проследовал следом. Силуэт приблизился к месту где раскидисто спал Дикий. Остановился, по его тяжелому и учащенному дыханию можно было подумать что он в замешательстве. -Нет, это не разбойник. Это кто то чужой. Но зачем.... В этот момент мужской силуэт бросился и всем своим телом накрыл Дикого, зажав его так чтобы он не мог шевелиться. Одна ладонь крепко зажала рот, во второй слабо блеснуло лезвие ножа и вот оно уже оказалось у горла Дикого. Это было неожиданно. Дикий как то сразу пришел в себя. Он даже не замычал. Ужас сковал его. Батый приблизился ближе, на сколько это было возможно, чтобы лучше разглядеть и услышать.

-Помнишь меня? - начал незнакомец. - А я искал тебя. Все это время искал, и молил Бога, чтобы он ускорил нашу встречу. Тебя, грязного оборванца, подобрали когда ты подыхал на дороге. Подняли на ноги, дали кров и пищу. И чем ты отплатил? Убил мою семью, украл мое имя. Жизнь мою украл! Так сдохни же, сука подзаборная.

С этими словами он немного приподнялся, лезвие ножа проскользнуло к груди и незнакомец всем телом помог войти ножу в грудь Дикого. До конца. Дикий напрягся всем телом и с последним выдохом обмяк.

-Ты и наследство мое украл. Незнакомец сорвал с груди убитого монету и тут же ринулся прочь, обратно в сумрак. Как тень.

Батый был поражен и в полном замешательстве таким поворотом событий. Он опустился на землю и прислонился к дереву, пытаясь осмыслить только что увиденное.

-Мы вроде как осиротели? Х-х-х-х. Это был один из разбойников, который до этого здесь спал, но проснулся и наблюдал за происходящим, как и Батый.

-Мой тебе совет басурманин, тикай.

-Если я убегу, то все решат что это я сделал. Почему не помешал?

-Сам то чего уши развесил? Хотя... собаке собачья смерть. Останешься ты тут или нет, все равно виноват будешь.

-Почему? Я ничего не сделал!

-Вот именно! А я спал. Тебя тут все недолюбливают. Так что козлом отпущения будешь ты.

-Тикай говорю. Потом еще спасибо скажешь.

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Уходить пришлось спешно, а бурдюк был пустым. Батый шел медленно по незнакомому лесу, оставляя позади себя кучку спящих, не красивых и злых людей. Там же остался и их бешеный Бей. Ох уж эти Беи. Видимо они везде одинаковые - жестокие и жадные вруны. Их никто не любит. Может поэтому тот разбойник не стал мешать незнакомцу и прав был, что посоветовал уйти, и этим спас мне жизнь. Много раз замечал как все на него искоса смотрят. Надеюсь что никто из них не захочет отомстить мне за своего Бея. Я же его не трогал и даже не понял происходящее. И уж тем более не мог предвидеть такой конец.

Батый не успел привыкнуть к лесу. То ли дело степь. Куда не кинешь взгляд вокруг одни просторы. Можно много дней скакать на коне, обгоняя ветер. Смотреть как солнце встает за горизонтом и как садится, и как плывут облака по бескрайним просторам. Все как на ладони. А здесь? За деревом еще дерево, а потом еще несколько. В нескольких шагах ничего не видно, все сливается в одну зеленую стену. Как тут люди живут? Им приходится отбирать еду друг у друга. Бедные варвары.

Батый остановился. Почувствовал запах воды и жажда напомнила о себе. Он направился в сторону источника. Пройдя еще какое то время лес закончился и перед ним открылась река с песчаными берегами. Забыв о недавних неприятностях он бросился к воде. Напившись и наполнив бурдюк водой решил омыть себя и одежду пропахшую костром и недавними соседями по ночлегу. Он плескался как ребенок. Так много чистой как хрусталь воды и сейчас она вся была в его распоряжении. Как мог пожамкал одежду в воде с песком, прополоскал и развесил по веткам берегового кустарника. Затем лег на теплый чистый песок. Золотой талисман, накаляясь на солнце, приятно припекал на груди, напоминая о миссии. В животе заурчало.

Даже в таком уединенном месте никогда не надо думать что ты одинок. За происходящим на берегу внимательно наблюдала пара глаз.

Сначала, Батый подумал что сказывается последняя неспокойная ночь. Потом появилось ощущение что он не один и на него кто то смотрит. Пережив однажды, потом ни с чем не спутаешь такое ощущение. Так было, когда пришлось одному заночевать в степи и вокруг выли волки. Удалось собрать достаточно сухих веток и разжечь несколько костров вокруг себя. Взгляд волка особенный. Холодный, тяжелый и пронзительный. И сейчас ощущался именно такой взгляд. Обычно летом и тем более днем волки не нападают. Если только...... Неужели разбойники все таки решили отомстить за своего Бея? Батый быстро вскочил, схватил кинжал и повернувшись к лесу, заняв позу готовую к обороне или нападению.

Такого оглушительного хохота он еще никогда не слышал. Из за дерева, скрючившись, выпало и покатилось по песку тело содрогающееся от смеха.

-Видел бы ты себя! Ха-ха. Нагишом... с ножом... с … этим.. ха-ха-ха!

Батый, не чувствуя больше угрозы, начал натягивать на себя не просохшую до конца одежду, искренне не понимая причины смеха незнакомца. Любой бы на его месте сначала подумал о защите, а потом о приличиях тела. Незнакомец, наконец успокоившись, вытянулся на песке и продолжил.

-Я сначала подумал что ты разбойник из шайки Дикого. Странно показалось что ты один. Они по одному не ходят. А теперь вижу, что ты чужестранец. И штучка у тебя занимательная.... Я про монету на груди. Ха-ха-ха

-Это наследство. Попробуешь забрать пожалеешь. Сказал Батый строго, как мог.

-Расскажи о себе. От куда ты в наших краях и куда путь держишь?

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Батый рассказал как Бей отобрал имущество и оставил умирать целый аул голодной смертью. Как он решил во что бы то ни стало спасти всех и отправился далеко от дома. Как долго он шел из дальних степей через высокие горы. Пробираясь через ущелья, а потом через дремучий лес. Как встретился с разбойниками и как ушел от них. Рассказав за одно и про ночное происшествие с Диким.

-Да-а. Дела. Ты случайно не потомок великого Батыя?

-Да! От куда знаешь? Ты шаман?

-Нет. Я не шаман, но кое что знаю. В наших краях есть легенда про четырех смельчаков. Когда то, нашу землю заполонили дикари из племени Зара. Они грабили скот, жгли дома, уводили в полон всех кто по моложе, а стариков убивали. Полонян уводили куда то к морю и продавали в рабство другим дикарям. Только Богу известна судьба тех несчастных.

А однажды, у четырех бедолаг увидели мокрые волдыри по телу. Сначала решили что это чума и хотели сжечь их, но кто то в толпе сказал что черноты нет и значит что то другое. Зары решили что надо выждать время. Или помрут или выживут. Если выживут, то пригонят следом. Люди это товар, а товар стоит денег. Их погрузили на телегу, повезли куда то и бросили в яму. А дальше произошло настоящее чудо. Они не только выжили, но и нашли выход из подземелья. Да еще и золота там нашли и взяли кто сколько мог унести. Яма эта, оказалась частью подземного древнего города. Это уже другая легенда про древний народ, который жил себе, а потом исчез в одночасье. И остались только стены да сундуки полные золота и драгоценных каменьев. Хорошо что варвары этого не знали.

-Я тоже знаю эту историю. Сказал Батый, когда незнакомец закончил свой рассказ.

-Один из четырех смельчаков мой предок — Волос. А я Георгий.

-Ты! Это ты убил Бея! Я понял! Это из за тебя меня прогнали....

-Хорош ныть то. Ты же не разбойник и не по пути тебе с ними.

Дальше Георгий рассказал каким он был лаптем, что подобрал на дороге избитое и бесчувственное тело мужчины. Принес домой. В бане отпарили и раны залечили. Откормили....на свою голову. А однажды, вернулся с ярмарки и увидел как в доме все перевернуто. Ларец пропал, а там были все сбережения. А потом …. потом нашел тела родителей. Вся жизнь перед глазами перевернулась. Похоронил и поклялся найти проклятого и отомстить. Долго шел по следу и слухам где разбойники шалили. По слухам и нашел, о потомке великого Волоса, понял кого ищу — главаря Дикого. И имечко то какое в аккурат подобрал. И вот подвернулся случай. На рассвете самое верное время. Спящему трудно проснуться. Кружил вокруг да около и нашел гада. Одной пакостью на земле меньше стало.

-А вот это, показал Георгий монету, это все что осталось в память о родителях и предках. Больше нет ничего. Я тебе все это рассказываю только потому, что твой предок был вместе с моим в той яме. И выбрались они тогда вместе. Хоть мы и не кровная родня, но память о былом нас роднит.

Батый прикоснулся к своему талисману и согласился. Георгий говорил уверенно и правдиво. Он верил ему и что то подсказывало, что у этого знакомства будет продолжение.

-А давай я тебе еще одну легенду расскажу. В то время когда здесь жил древний народ, в каменных домах, здесь летали драконы. Люди летали на них, как мы сейчас ездим на конях. Только по небу. С их помощью строили каменные дома и дороги. У этого народа и врагов не было, потому что драконы могли изрыгали пламя, из ноздрей. И вылетали они во-он из той пещеры в горе. Георгий показал пальцем на высокий песчаный склон.

-Ай шайтан! Зачем обманываешь? Я тебе знаешь сколько таких сказок рассказать могу.

-Ну значит ты не так прост как кажешься. Это хорошо.

-Живот сводит. Есть хочу. Сказал Батый поглаживая урчащий живот.

Георгий развел руки в стороны показывая жестом приглашение в лес и к реке.

-Так вот же, полная едальня. Хошь зайца, а хошь рыбы наловим. Одно плохо-хлебушка нет.

-А кто быстрее, заяц или рыба?

-Хороший вопрос. Георгий почесал затылок. Так это... кто кого перегонит.

Они решили добыть еду в состязании. Кто быстрей. Батый отправляется ловить зайца, а Георгий за рыбой. Кто первый вернется сюда с добычей, тот и победил. Они принялись делать силки. Благо по берегу росло много кустарника с гибкими прутьями.

Солнце начинало склоняться. Оба вернулись с добычей почти одновременно. Пока мерно горел костер, каждый освежевал свою добычу. И вот уже готовы первые угли.

-А-а! Какой аромат! Смотри там, зайцу бока не подпали, а то угли есть будем.

-Ага. Вкусно пахнет. Следи за рыбой, а то вон уже хвост дымится.

-Какие сегодня у нас разносолы. Давно так не ел.

-Ага. Пища Богов.

Отдохнув от дел праведных решили что пора бы и к ночлегу подготовиться пока светло. Ночь обещала быть теплой, а утро будет прохладным. Они собрали веток по больше для ночного костра, и кто проснется тот и подкинет дровишек. Или кто быстрее замерзнет, тот и прибавит огоньку. С одной стороны от ветра их защищал лес, а с другой стороны, за рекой, высокий песчаный обрывистый берег покрытый молодой порослью. Где то там виднелась темная большая нора. Засыпая у костра, Батый вспомнил сказку Георгия о драконах.

-Хм. Драконы. От куда здесь взяться драконам. Они только у нас над степью летали. Давно.

5

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Светлана, ну когда же продолжение!?

Приди- приди вдохновение!:)

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Пока не дунет вдохновенье письма не ждите муза спит -_-

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Ух ты!!! Надо как то дунуть!!!))) Ждёмс!

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Блин складно то как выходит ... Будто фильм про дореволюционную Россия посмотрел.

Подписался ...

 

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Даже и не знаю когда смогу еще порадовать Уважаемый Читатель :D

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас