Архивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для публикации сообщений.

nightmaster

Смерть в руках

2 сообщения в этой теме

Смерть в руках

- Понадеялся на свои знания - и вот, - Олег показывает пустой рукав, результат встречи с 45-миллиметровым снарядом времен Великой Отечественной. - При обезвреживании произошел подрыв головной части боеприпаса. Мне правую руку раздробило, вдобавок товарищ, стоявший рядом, пострадал. А ведь я человек опытный, в горячей точке служил, курсы саперов проходил, потом на арсенале работал, да и в поисковом деле с 1989 года.

Бомба на стройплощадке

Олег Переверзев - руководитель мурманского поискового отряда «Норд» - не понаслышке знает, как опасны боеприпасы, тоннами ржавеющие в лесах Кольского полуострова со времен войны. Сколько их, никем не считано, известно лишь, что наиболее «урожайные» для саперов приграничные территории - возле Аллакурти и Лотты, Печенгский, Кандалакшский и Ковдорский районы. Там, как утверждают поисковики, кое-где есть еще неснятые минные поля. Да что говорить о местах, где шли активные боевые действия, если даже в городах нет-нет да и появляются опасные находки. То на стройплощадке, то на помойке.

Инженерно-техническое отделение мурманского ОМОНа ведет счет обнаруженным и обезвреженным боеприпасам. За год их выявляется около 3 тысяч плюс килограммов 30 взрывчатых веществ. Львиная доля - с полей сражений сороковых годов. Причем, как говорит начальник отделения ОМОНа подполковник милиции Владимир Андрусяк, 90 процентов найденного в черте города - результат деятельности разного рода «копателей», которые при неудачных попытках обезвредить обнаруженные в лесах снаряды просто выбрасывают их на помойку.

Речь о тех, кто, по выражению Олега Переверзева, «коллекционирует войну», - собирателях материальных свидетельств Великой Отечественной. Среди них встречаются настоящие фанаты своего дела.

- У одного моего знакомого мурманчанина дома фактически музей, есть уникальные экспонаты, это одна из лучших коллекций в России, - рассказывает Переверзев.

Хранить дома необезвреженные боеприпасы опасно и противозаконно, коллекции составляют из деактивированных снарядов. Многие из собирателей раритетов пытаются самостоятельно обезопасить смертельные находки. Однако, как на своем горьком опыте познал Олег, в саперном деле самый опытный поисковик все равно - любитель, и даже если на его счету сотня деактивированных боеприпасов, сто первый может сыграть злую роль.

- В России в год происходит до десятка подобных случаев, - говорит Переверзев. - Самое опасное - считать себя подготовленным к встрече с боеприпасом, ведь человек, имея маломальские навыки инженерного дела, теряет бдительность.

Люди гибнут за… тротил

Обезвреженные, или деактивированные, снаряды и мины можно встретить не только в музейных и домашних коллекциях. Они попадаются и в лесах, и в городах. Не раз такая находка где-нибудь возле мусорных бачков заставляла бдительных граждан обзванивать все тревожные службы. Такие сюрпризы - наследие «черных копателей», как называют тех, кто собирает снаряды в поисках взрывчатых веществ. «Черный» бизнес процветал у нас в регионе в «лихие девяностые». Сейчас, по словам поисковиков, как свои пять пальцев знающих и лес, и тех, кто в него приходит, «черных следопытов» не видать. С одной стороны, по сравнению с теми буйными годами снизился уровень криминализации общества, с другой, реально действующие банды нашли иные способы добычи взрывчатых веществ. Приструнила «копателей» и милиция: в области были громкие процессы, например, когда на контрольной закупке боеприпасов попались субъекты, маскировавшиеся под вполне легальный отряд поисковиков.

В средней полосе, где уровень жизни в разы ниже, чем у нас, люди, оставшиеся без работы или стремящиеся заработать на бутылку, все еще отправляются в леса, надеясь обратить в деньги смертоносные свидетельства войны. Некоторые регионы спровоцировали новый всплеск активности таких «искателей смерти», назначив вознаграждение за добровольно выданные боеприпасы и тротил. Подобные программы действуют в Карелии, на Алтае, в Амурской, Брянской, Тамбовской, Волгоградской, Московской, Ленинградской областях, на Северном Кавказе. Цены на сданный «товар» разные. Допустим, стоимость гранаты в субъектах Федерации колеблется от 50 рублей до одной тысячи, ста граммов тротила - от 150 до 200 рублей, штатного боеприпаса - от 100 до тысячи рублей. Самые высокие расценки в Чечне: за добровольно выданную гранату там дадут 3 минимальных размера оплаты труда, который на сегодня составляет 4330 рублей, за автомат - 60 МРОТ. Сотрудники милиции, работавшие в этом регионе, с горечью шутят: можно сдать часть домашнего арсенала, а на вырученные деньги купить еще больше.

Впрочем, если на Кавказе возмездная сдача боеприпасов все-таки способна хоть как-то сократить их число, то в средней России такая программа порой приводит к трагедиям. В поисках легких денег в леса потянулись бомжи, обычно промышлявшие сбором цветмета и стеклотары. Были случаи со смертельным исходом: снаряды рвались в руках, за ценную находку конкуренты убивали друг друга. Кстати, мы такое тоже проходили. Несколько лет назад в Кольском Заполярье произошла кровавая история: охотники за металлом не поделили здоровенный снаряд, результат - убийство.

- В пору охоты за металлом «почистили» всю Долину Славы, - вспоминает Олег Переверзев. - Раньше на позициях постоянно находили россыпи гильз, так их не то что собрали, даже магнитом из земли повытаскивали! Если же посулить вознаграждение за сданную взрывчатку - озера вычерпают! Сколько народу на высоковольтных проводах погибло, пытаясь их срезать и в скупку сдать, а тут - на земле богатство лежит. Начнется нездоровая конкуренция, и мы удивимся количеству трупов и оторванных конечностей. Если уж привлекать население к поиску боеприпасов, то разрешать это нужно только тем, кто имеет навык обращения с ними. Кто знает, что перемещать снаряды нельзя, что нужно помечать место обнаружения и вызывать саперов или сотрудников МЧС. Не гвозди же это, в конце концов! Нам, поисковикам, вознаграждение не нужно, мы и так все отдадим!

Приказано уничтожить

Поисковики находят боеприпасы в каждом походе. Как правило, стараются отметить на карте место обнаружения и по возвращении сообщить об этом в милицию. Да еще и оставить метку, чтоб не подорвался случайный путник. Мины, снаряды, фугасы - каждый представляет угрозу для человека. Ржавые снаружи, внутри они - как новые, делались на века.

- Советская сборка отличалась от немецкой, герметичный капсюль-воспламенитель в отечественных боеприпасах практически вечен, поэтому даже пролежавшая 65 лет в болоте мина способна разорваться, покалечив потревоживших ее людей, - говорит Олег. - Именно поэтому ребята, каждое лето отправляющиеся на места сражений, чтобы предать земле останки павших воинов, стараются не оставлять обнаруженные боеприпасы, а непременно оповещать саперов. Иначе на них может нечаянно наткнуться какой-нибудь заплутавший грибник или рыболов.

Поисковики убеждены: чтобы существенно сократить допуск дилетантов к поиску оружия времен Великой Отечественной, достаточно хотя бы ограничить реализацию металлодетекторов. Продавать их, к примеру, только тем, кто предъявляет ходатайство от руководства официально зарегистрированного поискового отряда или правоохранительных органов. Недопустима ситуация, когда металлоискатель, способный указать на место залегания смертоносных кладов, доступен любому.

Однако подобные вопросы могут быть решены только на уровне федерального законодательства. Что же можно сделать на местах?

Чтобы начать реальные шаги к очистке Кольского края от жестокого наследия войны, региональное правительство разработало положение об организации очистки местности, объектов и акваторий от взрывоопасных предметов (ВОП). Документ детально регламентирует полномочия в этом вопросе различных силовых структур, муниципалитетов и исполнительной власти области. Предписывается вести учет обследованных, а также засоренных ВОП территорий и акваторий. Для этого администрации муниципалитетов должны готовить карты засоренности ВОП по имеющимся историческим и статистическим данным, сведениям правоохранительных органов, организаций, общественных объединений и граждан.

В бюджете пока не запланированы средства на сплошную очистку мест боев, однако часть этой работы возложена на инвесторов. Они обязаны заказывать у соответствующих структур инженерную разведку местности, правоохранительные же органы, МЧС и муниципалитеты - контролировать качество выполненных работ. Акт обследования местности отныне включается в проектную документацию, к примеру, на объект капитального строительства. Финансируется такая деятельности инвестором либо в рамках целевых программ.

Таким образом, планируется привести в порядок хоть бы часть Кольской земли. Однако о том, что она станет абсолютно безопасной, говорить рано. И разом сделать ее таковой не сможет даже сплошная инженерная разведка. Дело в том, что скрытые глубоко в грунте снаряды с годами выходят наружу.

- Земля, как живой организм, отторгает чужеродные предметы, выталкивает их на поверхность, - говорит Владимир Андрусяк. - Так что никто не может гарантировать, что даже на, кажется, насквозь прочесанном участке через пару лет они не появятся снова…

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: "Мурманский вестник" от 30.06.2010

http://www.mvestnik.ru/shwpgn.asp?pid=20100630242

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как всегда - запретить проще, вместо того, чтобы решить проблему раз и навсегда.

Прочесать местность, убитых похоронить, оружие и боеприпасы ликвидировать, возвращаемся к старому - держать и не пущать!:admin:

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах