Архивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для публикации сообщений.

Монах

Рожденные в Сибири

2 сообщения в этой теме

Тема избитая,но изложение очень интересное

Обеспечение огромной территории Российской империи звонкой монетой было в XVIII веке (как и сейчас, между прочим) делом непростым и нелегким в прямом смысле этого слова. Неуклонно возраставший объем промышленного производства требовал постоянного увеличения обращавшейся денежной массы. Металлические деньги всех проблем уже решить не могли. Более того, они становились тормозом, который сдерживал развитие экономики и торговли.

Представьте, что человек, решивший сделать тысячерублевую покупку, в 1760 году должен был иметь при себе 1 килограмм 308 граммов золотой или 25 килограммов 850 граммов серебряной монеты. А если бы он стал расплачиваться медью, то есть обычным для населения способом, металла потребовалась бы целая тонна.

Не проще было и государству. Собранные в отдаленных окраинах подати надо было транспортировать в центр. И неудобно и недешево. В том же 1760 году перевозка пуда медной монеты из Екатеринбурга в Петербург обходилась в 23 копейки. Цена эта постоянно росла, как и масса денег, чеканившихся на Урале.

Наиболее близкими по своему характеру к будущим ассигнациям в России оказались так называемые «векселя соляных контор». На специально изготовленных для этих целей бланках по императорскому указу в семидесятых годах ХVПI века выписывался вексель тем, кто сдавал в контору наличные деньги. Не перевозя с собой звонкую монету, владелец векселя мог в установленный срок получить свои деньги в другой конторе.

В 1763 году монетное производство продвинулось в Сибирь, где в поселке Сузун начал работу новый двор. Создавался он в спешном порядке. Интересны строки указа, который 7 января 1763 года Сенат направил в Екатеринбургский монетный двор: «… К делу сей монеты потребное число мастеровых людей и инструментов велеть немедленно и с крайним поспешанием отправлять из Екатеринбурга на Колывано-Воскресенские заводы…Ежели б паче чаяния при Екатеринбургском переделе медной монеты столько инструментов, Колывано-Воскресенскому потребно, не нашлось, то недостающее число велеть сделать в Екатеринбурге с крайним же поспешанием и рачительностью, дабы или вместе с прочими или вслед за ними в самой скорости на Колывано-Воскресенские заводы отправлены быть могли».

Внешний вид монет, получивших название сибирских, резко отличался от того, который имели деньги, изготовленные на Урале и в Центре.

На лицевой стороне в обрамлении двух ветвей кедровой и лавровой - размещался вензель императрицы Екатерины II. Выглядел он как буква «Е» с вплетенной в него римской цифрой «два». На оборотной стороне всех монет (кроме полушки) размещалась геральдическая композиция: два соболя, поднявшиеся на задние лапы, передними придерживают овальный щит, на котором обозначено достоинство монеты. Над щитом - корона. Вокруг надпись: «Сибирская монета».

Небольшой размер полушки не позволил разместить в ней сложную композицию, и на ней рисунок был упрощен - нет ни соболей, ни щита. Номинал обрамлялся затейливым картушем.

Чеканка монеты на окраинах России создала целый ряд сложных проблем для государства.

Одна из них заключалась в том, что ввоз на европейскую территорию страны сибирской монеты был категорически запрещен. Сибирскому купечеству стало весьма непросто вести торговлю. Все свои медные капиталы приходилось переводить в серебро, которое затем можно было перевезти за Урал. Так в Сибири росли запасы звонкой медной монеты, а серебро, напротив, постепенно исчезало.

Купцы через иркутского губернатора подали на высочайшее имя прошение с просьбой разрешить перевозить медную монету в Центральную Россию. Екатерина II наложила на прошение следующую резолюцию: «Сия монета, например, пятикопеешник, гораздо меньше обыкновенного ... если.и сибирскую монету в Россию впустить, то она своей удобностью будет наивяще дискридитировать теперешнюю» .

Императрица изрядно лукавила. Не в удобстве сиибирской монеты заключалось дело. Куда опаснее было допустить ее в Центр. Это могло отрицательно повлиять на всю российскую денежную систему. Опасность скрывалась в разнице веса денег одного и того же достоинства сибирской и российской чеканки. Выпускавшаяся в Центре копейка весила 10,24 грамма, сибирская - 6,55. Российский пятак - 51,9 грамма, сибирский - 32,76. Причина различий проста. В колыванской меди содержались богатые примеси серебра и золота. Отделить их в те времена было делом технически трудным, и потому их наличие стали учитывать при чеканке, назначив монетную стопу - 25 рублей из пуда против 16 рублей, которые чеканили из того же количества уральской меди.

Легко подсчитать, что, разреши правительство хождение легкой сибирской монеты на западе от Урала, ловким отечественным фальшивомонетчикам открылись бы огромные возможности для обогащения. Они стали бы переделывать тяжелые российские монеты в более легкие сибирского типа, получая при этом с каждого пуда девять рублей чистого дохода. Правительство хорошо знало способности своих подданных, не раз расстраивавших денежное обращение в России своим «искусством», И потому рисковать не хотело. И просчиталось: любителей легкой наживы никакие запреты остановить не могли.

Пресечь нелегальный передел сибирской монеты можно было только путем уравнивания ее веса с тем, который использовался в Центральной России. В 1781 году последовал именной указ Сената, повелевавший в Сузуне чеканить монету образца, «который имеет хождение во всем гocyдapcтвe и делается в Екатериннбурге: причем наблюдать, дабы по настоящему весу выходило из пyдa 16 рублей без всякого зачета малых частиц золота и серебра, в оной меди содержащихся, и не производя особливой плавки для отделения тех частиц».

Колыванский монетный двор чеканил сибирскую монету с 1766 по 1781 год, помечая свою продукцию буквами «КМ». Всего за время чеканки было выпущено монет на общую сумму 7 680 183 рубля.

В Советском Союзе в последние годы обеспечивали выпуск звонкой монеты Ленинградский и Московский монетный дворы. На ЛМД, в частности, чеканились первые советские разменные деньги с датами 1921, 1922, 1923, 1924 гг. Однако часть тиража полтинников с датой «1924» и пятаков того же года изготовлена по заказу правительства в Англии. Целый ряд мелких деталей, известных нумизматам, отличает монеты английского чекана от ленинградского.

Источник

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Артем!

Прекрасная информация по сиб. монетам. Коротко и ясно.

Я наткнулся на материал по чеканки в 1921-27 г. первых монет в Англии.

ОБОЗНАЧЕНИЕ МОНЕТНЫХ ДВОРОВ НА ПОЛТИННИКАХ И РУБЛЯХ (1921-1927):

П. Л. - П. В. Латышев, начальник монетных переделов Петроградского (до 1924 г.) и Ленинградского (с 1924 г.) монетных дворов — в гуртовых легендах полтинников 1922 г., 1924 - 1927 гг., рублей 1921 - 1922 гг., 1924 г.;

?. Р. или Т. Р. - Томас (Фома) Росс, начальник монетных переделов Лондонского монетного двора — в гуртовых легендах полтинников 1924 (буква ? - фита была изъята из русского алфавита реформой 1917-18 гг.).

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу