Перейти к публикации
Буржуй

Золотоордынское обозрение. 2018.

Рекомендованные сообщения

Буржуй

 

 

ЗОЛОТООРДЫНСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ. 2018. Т. 6, № 1 145
© Петров П.Н., Кравцов К.В., Гумаюнов С.В., 2018
ДИСКУССИИ
УДК 737(470.4)"12" DOI: 10.22378/2313-6197.2018-6-1.145-158
МОНЕТЫ САРАЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 660-Х ГГ.Х. / 1260-Х ГГ.
П.Н. Петров 1, К.В. Кравцов 2, С.В. Гумаюнов 3
1 Центральный Государственный музей РК
Алматы, Республика Казахстан
ppn@zmail.ru
2 Государственный Эрмитаж
Санкт-Петербург, Российская Федерация
konstantin-kra@hermitage.ru
3 Министерство промышленности и энергетики Саратовской области
Саратов, Российская Федерация
GumayunovSV@saratov.gov.ru


Целью публикации является введение в научный оборот самых ранних на сего-
дняшний день серебряных монет Берке, битых на монетном дворе Сарай (т.е. во
Дворце). В результате длительного отслеживания находок в районе г. Саратова не-
обычных серебряных анонимных джучидских дирхамов авторами статьи была соб-
рана информация, позволяющая атрибутировать необычные монеты. На одном эк-
земпляре обнаружен год выпуска – 663/1264–1265 гг., т.е. год управления Берке улу-
сом Джучидов. На другом, относящемся к выпускам этого же типологического ряда,
указано место чеканки – Сарай. Всего зафиксировано 19 монет. Дирхамы представ-
лены в 3-х номиналах, ни один из которых не несет тамг. Никогда ранее подобные
монеты в научной литературе не изучались.
Новизна в первую очередь заключается в информации, которая заключена в этих
монетах. На большинстве экземпляров стоит лакаб эмитента: Призывающий к пра-
вильному пути, помощь мира и веры, что однозначно указывает на властителя, при-
нявшего ислам, и на отсутствие у него титула хан. Анализ собранной информации, а
также учет того обстоятельства, что в улусе Джучидов в XIII веке монетное обраще-
ние носило исключительно региональный характер, ставят весьма актуальные вопро-
сы не только о месте расположения Сараев Берке и Бату, но и о том, что следует
понимать под топонимом Сарай, помещенным на монеты в ранний период существо-
вания улуса Джучидов (во второй трети XIII века). Не исключено, что наши совре-
менные представления о Сарае как о конкретном городе – ошибочны. Впервые, бла-
годаря проведенному исследованию, начало монетного производства в Сарае оказа-
лось вплотную приближено к 650-м гг.х./1250-м гг.
Ключевые слова: Джучиды, Сарай, Укек, город Саратов, монеты, дирхамы, ла-
каб и титул, Берке, исма‘илиты
Для цитирования: Петров П.Н., Кравцов К.В., Гумаюнов С.В. Монеты Сарая
первой половины 660-х гг.х. / 1260-х гг. // Золотоордынское обозрение. 2018. Т. 6,
№ 1. С. 145–158. DOI: 10.22378/2313-6197.2018-6-1.145-158

 

Одним из принципиально важных вопросов джучидской нумизматики
является выяснение времени начала работы монетных дворов в разных ре-
гионах в XIII веке. Связано это с необходимостью осуществления оценки
развития денежного обращения в этих областях, денежной политики властей
и той роли, которая отводилась, в частности, монетному делу в развитии эко-
номики государства. До настоящего момента монетная продукция Сарая бы-
ла известна, только начиная со времени правления хана Менгу-Тимура (см.,
например, [6, табл. 3]). Поэтому любая новая информация о более ранних
выпусках этого двора представляется крайне важной и значимой.
В настоящем исследовании приводится нумизматический материал, проис-
ходящий из округи г. Саратова. Всего 19 монет – серебряные дирхамы, ано-
нимные, без изображений тамг. Семь экземпляров из них являются кладом.
Младшая и единственная датированная монета помечена 663/1264–1265 гг. На

одном экземпляре указано название монетного двора – Сарай, и еще на двух
чтение аналогичного топонима можно предполагать. Целью данного исследо-
вания является не только введение в научный оборот нового нумизматического
материала, но и попытка оценить значимость этого источника для решения как
внутридисциплинарных, так и общеисторических проблем.
Начнем с описания монет. Все изображения дирхамов приведены в фото-
таблицах, а их номера соответствуют номерам описаний и сведений в табли-
це 1. Монеты формально разбиты по группам. За дифференцирующий крите-
рий принято содержание и структура легенд на каждой стороне дирхама. Ес-
ли на одной стороне двух монет легенды одинаковые, а на оборотной – раз-
ные, то эти экземпляры относятся к дирхамам разных групп. Критерием ва-
рианта является иное расположение слов легенды на любой строке хотя бы на
одной стороне монеты. Номера монет в каталоге соответствуют номерам в
таблице 1 и в фототаблицах 1, 2.
 

Каталог монет
Группа I.

Screenshot_2018-04-29-21-04-16.thumb.png.a9d168d9cafe123195e276dbddd8ecdf.png

 

Screenshot_2018-04-29-21-04-26.thumb.png.e37d870618fa2b6ae900dbdcaea672c2.png

Screenshot_2018-04-29-21-04-41.thumb.png.f50531eb3b50bea502904faa91a7badd.png

Screenshot_2018-04-29-21-05-00.thumb.png.0cb7e3809308543bbba9826252addab4.png

Для наглядности метрологические параметры монет, которые нам уда-
лось зафиксировать, приведены в таблице 1 (см. ниже).
Клад был найден в конце 1990-х гг. совершенно случайно на территории,
не имеющей культурного слоя. Остальные монеты также представляют собой
случайные находки в основном конца XX века.
На разных интернет-сайтах постепенно появляются новые сведения о на-
ходках монет изученных нами типов. Авторы не стремились использовать
весь известный им нумизматический материал, но в первую очередь постави-
ли перед собой задачу описать все зафиксированные типы дирхамов и ввести
в оборот самый ранний клад сарайских монет.
Рассмотрим особенности монет, которые обращают на себя внимание.
Во-первых, отметим присутствие дирхамов нескольких весовых стандартов:
0,66–0,74 г; 1,12–1,19 г и 1,5–1,6 г, – то есть нескольких номиналов. Самый
мелкий из них существенно отличается оформлением и размерами монетного
кружка. Во-вторых, анонимность выпусков и отсутствие тамг указывают на
время чеканки этих дирхамов – перед нами продукция монетного двора, ра-
ботавшего до прихода к власти хана Менгу-Тимура. Наличие же года на од-
ном из экземпляров клада лишь подтверждает их принадлежность ко времени
Берке. Кроме того, эти монеты позволяют сравнить выпуски времен Берке без
тамги до 663 г.х. включительно и недатированные эмиссии с его же тамгой в
Крыму и в Присырдарьинском регионе. Если в 663 г.х. тамги Берке на моне-

тах еще нет, то это означает только одно – тамга появилась позднее в
664/1265–1266 гг. Это косвенно подтверждает наше предположение о том,
что Берке мог успеть до своей смерти в 664 г.х. взойти на ханский престол [7,
с. 71–72; 8, с. 621–622]. В-третьих, далеко не на всех типах дирхамов указа-
но название монетного двора. Лишь на двух из них удалось прочесть Сарай,
причем, на фракциях с большой натяжкой. Судя по такому отношению к вы-
пускным сведениям, эти данные не считались обязательными и важными.
Таблица 1
Информация о находках монет

Screenshot_2018-04-29-21-24-25.thumb.png.02e00b3b42d080bccea9923806761b06.png

Screenshot_2018-04-29-21-24-42.thumb.png.88d1b38ad0491afa4462a6f0dc05d670.png

Screenshot_2018-04-29-21-24-55.thumb.png.145a3c3003b7164f84eaa921a2fd5712.png

В-четвертых, существенным моментом является активное использование в
легендах дирхамов Сарая калимы. Не всегда текст калимы приведен полностью,
но важен сам факт его постоянного употребления, поскольку в данном случае
это свидетельствует о религиозных предпочтениях владельца и хозяина Сарая
(=Дворца), т.е. самого Берке. Кроме калимы на большинстве монет (на 14 экз.)
присутствует мусульманский комплексный лакаб ад-да‘и ила-л-худа (=при-
зывающий к правильному пути) и нусрат ад-дин ва-д-дунйа (=помощь веры и
мира). Вторая часть данного титула нусрат ад-дунйа ва-д-дин, без инверсии
слов, помещена на крымских дирхамах со «стремявидной» тамгой, при этом
первый компонент лакаба иной, чем на выпусках Сарая – падишах ислама. Если
наличие калимы на монетах Чингизидов не является критерием для установле-
ния исповедания ханом ислама2, то лакаб достоверно свидетельствует об этом.
В частности, термин ад-да‘и был титулом, использовавшимся несколькими
мусульманскими религиозными группами для обозначения верховных миссио-
неров3. Его применяли в среде му‘тазилитов, зайдитов, приверженцев Абу-л-
(2 В Каракоруме при каане Мöнгке также чеканилась монета с символом веры, хотя
каан мусульманином не был.
3 В контексте исламской истории термин ад-да‘и ила-р-рида связан с событиями,
приведшими к ‘аббасидской революции, когда анти-омаййадская пропаганда велась под
лозунгом ар-рида мин ал Мухаммад, т.е. благоугодный [общине верующих] из рода Му-
хаммада. Но и после установления власти «благословенной» династии этот лозунг про-

должал существовать опять-таки в своем оппозиционном значении, однако теперь уже он
был выдвинут ‘Алидами как призыв к анти-‘аббасидским действиям. В ши‘итской среде
этот девиз получил несколько иное толкование. Как известно, ‘Алиды создали религиоз-
но-политическую теорию имамата. Согласно этой теории, руководство общиной должно
осуществляться потомками ‘Али и Фатимы, которых Аллах избрал непосредственными
выразителями своей воли. Таким образом, право потомков на власть имеет божественное
происхождение и не нуждается в одобрении всей общиной, а только Аллахом. В их ис-
толковании данный лозунг нужно понимать как благоугодный [Аллаху], иначе – имам, из
рода Мухаммада – потомок ‘Али и Фатимы [2, с. 161–174].
4 Эмитент ал-Хасан б. Зайд, Амул, 254/868 г. Серебро. В= 2,73 г. Частная коллекция
[14, lot nr 674]. На л.с. титул ад-да‘и ила-л-хакк = Призывающий к истине.)

Хаттаба и, главным образом, исма‘илитов (см., например, фототабл. 2/20 – дир-
хам ‘Алидов Табаристана4) [12, p. 355–374; 13, p. 97–98]. Берке принял ислам
ханафитского мазхаба (кубравийского тариката) под влиянием известного су-
фийского шейха Сайф ад-Дина ал-Бахарзи [10, с. 399–400] и получил иджаза –
разрешение обучать или проповедовать, т.е. призывать. Пожалуй, самый «фан-
тастический» рассказ об обращении Берке в ислам приводит персидский исто-
рик ал-Джузджани: «Когда мать родила Берка-хана, отец его сказал: «Этого
сына я сделаю мусульманином, добудьте ему мусульманскую кормилицу, что-
бы она его пуповину обрезала по-мусульмански и чтобы он пил мусульманское
молоко, ибо этот сын мой будет мусульманином». Согласно этому указанию,
пуповину его обрезала кормилица по мусульманскому обряду, и он (Берка) пил
мусульманское молоко. По достижении им срока обучения и наставления со-
брали несколько мусульманских имамов и выбрали одного из них для обучения
его (Берка) Корану. Некоторые заслуживающие доверия люди рассказывали,
что обучение его Корану происходило в Ходженде, у одного из ученых благо-
честивцев этого города. По наступлении срока обрезания над ним (Берка) со-
вершили этот обряд, а по достижении им возмужалости в войско его были на-
значены все мусульмане, находившиеся в стане Туши-хана» [4, с. 16]. В XIII
веке суфизм как форма народного ислама начинает активно вливаться в жизнь
ханского домена Поволжья и Крыма. Именно с именем Берке связано переселе-
ние из Средней Азии около 1800 ученых-проповедников. Нижнее Поволжье и
Крым становятся домом и местом пропаганды для нескольких суфийских
братств: бабаи, йасавиййа, вафаи, хайдари и, конечно же, каландари [1, с. 143–
145; 5, с. 69]. Естественно, все это совершалось по воле и с одобрения Берке.
Таким образом, если Берке использовал мусульманский лакаб нусрат ад-дунйа
ва-д-дин, то он вполне мог иметь и титул ад-да‘и ила-л-худа падшах ал-ислам,
т.е. являться главой ислама [в своей стране], верховным проповедником, призы-
вающим встать на правильный путь – путь принятия ислама. Собственно, это
напрямую и зафиксировано в монетных легендах как Сарая, так и Крыма. Та-
ким образом, нумизматический источник документально подтверждает, что
Берке был мусульманином. Следует отметить также отсутствие у этого эмитен-
та титула хан, что является однозначным показателем статуса Берке.
В настоящее время мы предполагаем, что дирхамы № 15–19 (см. фототабл.
2) являются фракциями полновесных серебряных выпусков, обращавшимися
если не одновременно с монетами № 1–14, то, по крайней мере, при Берке. Эта
гипотеза зиждется на представлении об отсутствии чеканки в Сарае Бату и
возможности использования калимы на монетах Сарая (=Дворца) в период
управления Берке. В этой связи следует учитывать и тот факт, что Бату не был
 

мусульманином. Естественно, что этих сведений не достаточно для однознач-
ного решения вопроса о периоде выпуска упомянутых фракций. Поэтому
окончательное заключение о времени их чеканки еще только предстоит сде-
лать в будущем. Не исключено, что будут обнаружены монеты, относящиеся и
к эпохе владычества Бату, помимо уже известных медных и серебряных эмис-
сий без выпускных сведений, бившихся в Булгаре и помеченных теофорным
именем покойного багдадского халифа ан-Насира ли-дини ллаха.
Как уже упоминалось выше, регион, где встречаются находки описанных
монет – округа современного города Саратова или средневекового Укека. Это
явно не случайное совпадение. По сути, мы фиксируем локальную террито-
рию обращения этих эмиссий, что может свидетельствовать о функциониро-
вании монетного производства с наименованием Сарай именно в этом рай-
оне. В XIII веке, особенно во второй и третьей четверти, каждый регион (где
это было необходимо) обеспечивал себя собственной монетой, за пределы
которого она практически не выходила. Это касалось, в том числе, и серебря-
ных выпусков. Владетельным Чингизидам хан указывал области сезонной
кочевки в их юртах для организации успешного почтового сообщения. По-
этому ни Бату, ни Берке не были вольны кочевать там, где им захочется даже
в пределах своего юрта. Надо полагать, и Сарай каждого из властителей не
мог возникнуть там, где данный потомок Джучи не кочевал. Находки сарай-
ских дирхамов времен Берке в округе Саратова ставят весьма актуальные
вопросы не только о месте расположения Сараев Берке и Бату, но и о том, что
следует понимать под этим топонимом в ранний период существования улуса
Джучидов (во второй трети XIII века). Не исключено, что наши современные
представления о Сарае как о конкретном городе – ошибочны или как мини-
мум должны быть не столь однозначны. Но не следует забывать, что на моне-
те стоит не название города, а лишь название монетного двора (слова город
перед ним отсутствует).
Саратовская округа богата находками джучидских дирхамов XIII века не-
обычных типов. Так, на Хмелевском I селище была обнаружена серебряная
монета с китайскими иероглифами на одной стороне и тамгой Менгу-Тимура
на другой. Второй однотипный экземпляр был найден в Вольском районе меж-
ду г. Вольском и Рыбным – то есть там же, где дирхамы № 3, 13, 15–18 [11,
p. 5–22; с. 153–155]. Мнение авторов о том, что выпуски с китайскими иерог-
лифами появились как следствие получения Менгу-Тимуром печати от Хуби-
лая вскоре после восхождения на ханский престол – далеко не бесспорно. Мен-
гу-Тимур рассматривается этими исследователями лишь как Чингизид-
владелец улуса. И печать, присланная Хубилаем, не могла быть какой-то иной.
Статус же джучидского властителя реально изменился – он стал ханом, наре-
ченным при избрании кааном, независимым правителем с неограниченной
властью, что однозначно подтверждают легенды и его тамга на продукции
разных (практически всех) монетных дворов нового государственного объеди-
нения. Причина появления подобных дирхамов может быть связана с проведе-
нием курултая и восшествием на ханский престол Менгу-Тимура, а год выпус-
ка в этом случае должен быть 665 г.х. Монетные легенды с китайскими иерог-
лифами и их содержание лишь указывают на законность такого акта и сопоста-
вимость (если не равнозначность) власти хана Золотой Орды и Хубилая. По-

добная трактовка тоже вполне возможна. Монеты эти так же, как и изучаемые
нами в статье, биты, видимо, в Сарае. Об этом свидетельствует не только район
находки, но и их типология. Без сомнения, выпуск донативных дирхамов с
китайскими иероглифами был краткосрочным (не исключено, что даже разо-
вым), поскольку эти монеты крайне редки, и в настоящий момент их известно
менее 5 экземпляров. Изучаемые же дирхамы времени Берке чеканились отно-
сительно продолжительное время и, видимо, регулярно.
Теперь обратимся к самому раннему из известных на сегодняшний день
кладов серебряных дирхамов Сарая, монеты которого помечены нами в таб-
лице 1 и на фототаблицах буквой «к». Клад небольшой – всего 7 экземпляров,
отнесенных к трем условным группам. Одна из них датирована 663 г.х. Ско-
рее всего, дирхам этой группы и является младшей монетой клада, а наиболее
распространенными были выпуски группы II.2 – их 4 экз. (более 50% от всего
состава). Такая датировка тезаврации клада, как нам представляется, имеет
право на существование по причине отсутствия в комплексе монет с тамгой
Берке, которая появилась на нумизматических памятниках Крыма и Присыр-
дарьинского региона улуса Джучидов не ранее 664 г.х. Эта же тамга должна
была присутствовать и на сарайских выпусках, если бы их чеканка велась в
664 г.х. Не исключено, что в будущем такие дирхамы будут обнаружены.
Клад, скорее всего, представляет собой содержимое кошелька.
Подводя итоги проделанной работы, и обобщая полученные результаты,
хотелось бы обратить внимание на следующие ключевые моменты. В науч-
ный оборот введен целый комплекс нумизматических памятников монетного
двора Сарай, битых при Берке. Все выпуски, условно отнесенные к несколь-
ким типологическим группам, ‒ анонимные, не несут тамг и чеканены по
трем весовым нормам (то есть 3-х номиналов). На монетах этого эмитента
нет титула хан, но присутствует его мусульманский лакаб. Рассматриваемый
комплекс скорее ставит больше вопросов перед исследователями, чем дает
ответов. Он заставляет по-новому взглянуть на некоторые моменты, казав-
шиеся ранее однозначно решенными, в том числе – где находился Сарай
(=Дворец) Берке и что называли в те времена Сараем Берке. Следует ожидать
новых находок ранних эмиссий серебряных дирхамов монетного двора Са-
рай, которые позволят не только увеличить их статистику, но и глубже про-
никнуть в суть выявленных проблем. В настоящее время, благодаря прове-
денному исследованию, начало монетного производства в Сарае оказалось
вплотную приближено к 650-м гг.х.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Абдульвапов Н. Суфизм и начальный этап активного распространения исла-
ма в Крыму // Культура народов Причерноморья. 2006. № 79. С. 140–149.
2. Грязневич П.А. К вопросу о праве на верховную власть в мусульманской об-
щине в раннем исламе // Ислам: Религия, общество, государство. М., 1984. С. 161–
174.
3. Дафтари Ф. Краткая история исма‘илизма: Традиции мусульманской общи-
ны / пер. с англ. Додыхудоевой Л.Р., Додхудоевой Л.Н. М., 2004. 273 с.
4. Джузджани. Насировы разряды // Сборник материалов, относящихся к ис-
тории Золотой Орды. [Т.] 2: Извлечения из персидских сочинений, собранные

В.Г. Тизенгаузеном и обработанные А.А. Ромаскевичем и С.Л. Волиным. М.; Л.,
1941. С. 13–19.
5. Крамаровский М.Г. Ибн Баттута о тюркском исламе // Золотоордынское обо-
зрение. 2014. № 1(3). С. 64–74.
6. Петров П.Н. Клад из Дев-кескен-кала и вопросы начала чеканки серебряных
монет в Джучидском улусе // Золотоордынская цивилизация. 2010. Вып. 3. С. 121–
149.
7. Петров П.Н., Байпаков К.М., Воякин Д.А., Ересенов Д.С. Средневековый го-
род, обнаруженный в долине реки Или (нумизматический аспект) // Нумизматика
Золотой Орды. 2014. №4. С. 61–76.
8. Петров П.Н. Деньги и денежная политика Джучидов в XIII–XV вв. // Золо-
тая Орда в мировой истории. Коллективная монография. Казань: Институт истории
им. Ш. Марджани АН РТ, 2016. С. 616–633.
9. Пырсов Ю.Е. Каталог джучидских монет Саратовского областного музея
краеведения. Казань: изд. Казанского унив., 2002. 64 с.
10. ар-Рамзи М. Талфик ал-ахбар ва талфик ал-асар фи вакаи‘ Казан ва Булгар ва
мулук ат-татар / каддама лаху ва ‘аллака ‘алайхи ва вада‘а фахарисаху Ибрахим
Шамс ад-Дин. ал-джоз ал-аввал. Байрут, 1423/2002. 736 с.
11. Belyaev V.A., Sidorovich S.V. Juchid coin with Chinese legend // Archivum
Eurasiae Medii Aevi. 2014. [Vol.] 20 (2013). P. 5–22; Беляев В.А., Сидорович С.В.
Джучидская монета с китайской легендой // Труды Государственного Эрмитажа. [Т.]
LXXXI: Материалы и исследования Отдела нумизматики. СПб.: изд-во ГЭ, 2017.
С. 153–167.
12. Vardanyan A. Numismatic Evidence for the Presence of Zaydī ‘Alids in the
Northern Jibāl, Gīlān and Khurāsān from AH 250 to 350 (AD 864–961) // The Numismatic
Chronicle. 2010. [Vol.] 170. P. 355–374.
13. Hodgson M.G.S. Dāʽī // The Encyclopedia of Islam. New edition. Vol. II. Leiden,
1991. P. 97–98.
14. Morton & Eden Ltd. Auction Catalogue nr 66: Ancient, British, Islamic and World
Coins, Historical Medals and Plaquettes. Thursday, 7 November 2013. London.
Сведения об авторах: Павел Николаевич Петров – кандидат исторических наук,
ведущий научный сотрудник Центрального Государственного музея Республики
Казахстан (050059, микрорайон «Самал-1», д. 44, Алматы, Казахстан). E-mail:
ppn@zmail.ru
Константин Валерьевич Кравцов – зав. сектором монет Античного мира и стран
Азии и Африки Государственного Эрмитажа (190000, Дворцовая набережная,
34, Санкт-Петербург, Российская Федерация). E-mail: konstantin-kra@hermitage.ru
Сергей Валентинович Гумаюнов – историк, начальник отдела нефтегазового
комплекса Министерства промышленности и энергетики Саратовской области
(410042, ул. Московская, д. 72, Саратов, Российская Федерация). E-mail:
GumayunovSV@saratov.gov.ru
Поступила 29.11.2017 Принята к публикации 02.03.2018
Опубликована 29.03.2018

 

Всем удачи!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×
×
  • Создать...